Важная информация
Новости Отзывы О нас Контакты Как сделать заказ Доставка Оплата Где купить +7 (953) 167-00-28
Кага Отохико «Столица в...
Кага Отохико «Столица в...
Кага Отохико «Столица в...
Кага Отохико «Столица в...
Кага Отохико «Столица в...

Кага Отохико «Столица в...

3300,00 

Кешбэк: 66 Баллов

Предзаказ закончился.

Срок изготовления в третьей декаде апреля.

Читать фрагмент

 

Нет в наличии

(8 отзывов клиентов)

Описание

Кага Отохико «Столица в огне»

Предисловие автора к русскому изданию

«Столица в огне» — роман длинный, он длиннее «Войны и мира». Чтобы читатель дочитал до конца произведение такого объема, автор должен держать его в постоянном напряжении. Я старался воплотить в жизнь уроки изобретательности и мастерства, которые преподали мне в молодости Толстой и Достоевский. Когда я читал их произведения, время переставало существовать. Я перечитывал их много раз и с каждым разом открывал все новые глубины, я жил в мире гениальных слов.

Хронологически мой роман начинается воспоминаниями главного героя Рихея о японско-русской войне. Они наслаиваются на настоящее, так что прошлое и настоящее перебивают друг друга. Та война была предтечей новых, приближала их. Во время Второй мировой войны огромный Токио почти весь выгорел от ужасных бомбардировок. Для того чтобы показать масштабы потерь, следовало показать, каким был Токио до войны. Я начинаю повествование с довоенной жизни в том чудесном городе. Я показываю, как в том городе растут и играют дети, как они взрослеют, как в этом городе вспыхивают любовные страсти. Любовь на фоне войны и война на фоне любви. Как верно подметил Александр Мещеряков в своей «Исторической справке», роман можно определить по-разному: семейный, любовный, антивоенный… В том городе остались щемящие сердце детские воспоминания, о которых я не решался рассказать в течение двух десятков лет после начала своего писательства.

Роман начал публиковаться в январе 1986 года в журнале «Синтё». Мне было тогда 57 лет. Именно тогда я решился вплести в романную структуру своего деда, родителей, братьев и сестер. Особенно велика в повествовании роль деда, который фигурирует под именем Рихея. Он служил на флоте врачом, участвовал в японско-русской войне, был очевидцем Цусимского сражения, о чем оставил подробные дневниковые записи. После смерти императора Мэйдзи, последовавшей в 1912 году, он демобилизовался и открыл клинику в токийском районе Мита. О своем директорстве он писал с такой гордостью, будто стал капитаном корабля. По его дневнику хорошо видна и гордость за то, что Япония после победы в русской войне превратилась в «мировую державу». Однако потом эта гордость сменяется горечью — Япония потерпела жестокое поражение во Второй мировой войне.

Я читал дневник деда и одновременно изучал исторические материалы того времени, которое сформировало меня и мое поколение. Война 1904–1905 годов, катастрофическое землетрясение 1923 года, мятеж младоофицеров в 1936-м, война с Китаем, начавшаяся в 1937-м, Тихоокеанская война, вспыхнувшая в декабре 1941 года. История войн, которые вела страна, закончилась в 1945 году ужасными американскими бомбардировками японских городов.

Огромный Токио был городом из дерева. Клиника деда, мой дом, школы, офисы, магазины — всё было из дерева, которое бессильно перед огнем. Внушительные храмы — свидетели истории города, основанного на рубеже XVI–XVII веков, — тоже сгорели.

Я родился в тихом токийском районе, расположенном неподалеку от торгового квартала Синдзюку. Клиника деда размещалась ближе к берегу моря, в оживленном районе Мита. К западу от столицы, в Нитте, у деда имелась утопающая в зелени дача. По субботам мы частенько отправлялись в Миту, откуда дед отвозил на дачу нас, внуков, на своем автомобиле. Нас было четверо, мы производили много шума, деду это нравилось. Что до матери, то она радовалась, что может повидать свою младшую сестру, которая тогда жила вместе с родителями. А мой отец в это время имел обыкновение играть в маджонг со своими приятелями в одном приморском городке. Словом, суббота и воскресенье были счастливым временем, когда каждый из нас занимался тем, что ему по душе.

Люди взрослеют, люди стареют, жизнь их меняется. По дедову дневнику видно, как приходил конец его счастливой жизни. Почему так случилось? В моем романе рассказано и про это. Правда, следует помнить, что дневник и роман — не одно и то же. Стиль деда лишен литературных изысков — все-таки он был военным человеком. Воспроизводить его как есть — значит лишать текст живости, так что к отождествлению моего деда и Рихея следует подходить с осторожностью.

На русском языке уже был издан мой роман «Приговор». Его перевела Татьяна Соколова-Делюсина, которая известна своим переводом классики японской литературы — «Повести о Гэндзи». «Приговор» — совсем другая литература, там повествуется о заключенных, которые ожидают исполнения смертного приговора. Осуществление того проекта заняло около 10 лет, «Приговор» вышел в санкт-петербургском издательстве «Гиперион» в 2013 году. Это объемистый том в 850 страниц. Посредником в поисках переводчика и издательства выступил профессор Токийского университета Нумано Мицуёси.

Ситуация на книжном рынке сейчас непростая. Издание такого объемного романа, как «Столица в огне» (а он намного больше, чем «Приговор»), — вещь трудная. Но все-таки мы сумели преодолеть все сложности. «Мы» — это японцы и русские, которых связывает дружба и искренняя любовь к литературе.

Я задумал русский перевод «Столицы в огне» летом 2016 года. Нумано Мицуёси посоветовал мне обратиться к Александру Мещерякову, что мы и сделали. И вот, в ноябре того года он повез из Токио в Москву чемодан, набитый моими книгами. В Москве сформировалась переводческая «бригада» из семи человек — по числу томов японского издания. Перечислю их в алфавитном порядке: Александр Беляев, Александр Костыркин, Александр Мещеряков, Степан Родин, Евгения Сахарова, Екатерина Тарасова, Мария Торопыгина. Я крайне признателен этим людям за превосходно сделанную работу. Весной 2018 года перевод был готов. Общую редактуру осуществлял А. Мещеряков. В феврале 2018 года был подписан договор с издательством «Гиперион». Мы условились, что книга выйдет в свет в 2019 году. Двадцать второго апреля 2019 года мне исполнилось 90 лет. Русское издание романа — бесценный подарок к моему юбилею. Льщу себя надеждой, что мой роман принесет русскому читателю удовольствие и пользу.

Кага Отохико

 

Историческая справка

Роман классика современной японской литературы Каги Отохико охватывает время с 1935 по 1947 год. В нынешней России помнят о немецком и советском тоталитарном опыте, но опыт японский часто выпадает из сознания. Для того чтобы читатель лучше ориентировался в повествовании, ему будет полезно ознакомиться с некоторыми историческими реалиями.

Новейшая история Японии начинается с воцарения в 1867 году императора Мэйдзи и свержения сёгуната Токугава. После этого в стране начались масштабные реформы. Они имели целью ликвидировать военную и научно-техническую отсталость. Без этого Япония рисковала стать колонией одной из западных стран. Реформы ликвидировали княжества и сословное деление общества, правящее сословие самураев перестало существовать. Строительство новой Японии шло очень быстро, страна стала значимым игроком на международной арене. А это означало, что Япония приняла западные правила игры, согласно которым только агрессивные страны, владеющие колониями, обладают международным престижем. Первую свою войну Япония начала в 1894 году, когда она напала на Китай и аннексировала Тайвань. В 1904 году она напала на Россию и победила ее, получив «в награду» южную часть Сахалина. Несмотря на 86 тысяч погибших, эта победа вызвала настоящую эйфорию — впервые в истории «отсталая» азиатская страна выиграла войну у мировой державы. Люди в форме пользовались огромным уважением. Стиль мышления военного человека заключается в признании силы самым надежным и самым быстрым способом решения любых проблем. Такой подход передавался и мирному населению, военная карьера привлекала японскую молодежь. В 1910 году была аннексирована Корея.

Начавшийся в 1929 году мировой экономический кризис больно задел Японию и, в особенности, крестьян. Они разорялись и голодали. Военные были плотью от плоти народа, мечтали о великой Японии и считали, что находящиеся у власти «продажные капиталисты и политики» не думают о «народе», не отстаивают национальные интересы и подло оттерли императора Хирохито (он правил под девизом Сёва) от принятия справедливых решений.

Хотя сухопутная армия и флот традиционно находились в конкурирующих отношениях, там царили сходные воинственные настроения. В сентябре 1931 года Квантунская армия самовольно начала операцию по захвату Маньчжурии, правительству пришлось задним числом одобрить агрессию. В 1932 году было образовано полностью подконтрольное Японии государство Маньчжоуго. Далеко не все политики были настроены столь воинственно, среди них находились люди, ратовавшие за разоружение. Они-то и стали мишенью для террористов из числа флотских младоофицеров. Пятнадцатого мая 1932 года они осуществили несколько террористических актов, в результате которых погиб в том числе и премьер-министр Инукаи Цуёси из партии Сэйюкай. Листовки налетчиков призывали к упразднению политический партий и финансовых клик, отказу от Лондонского договора по ограничению военно-морского флота, они требовали возврата к строительству государства под эгидой императора, к такому государству, где государственные должности будут занимать люди, проникнутые великим национальным духом. Согласно японским законам военным запрещалось участвовать в политической деятельности и состоять в партиях. Люди в форме были лишены избирательного права. Однако их эмоции оказались сильнее закона — военные голосовали тем, чем они располагали — оружием.

Участники мятежа добровольно явились в полицию с повинной. То есть этот путч являлся «демонстрационным». Его участники рассчитывали не на захват власти, а на демонстрацию справедливости своих требований. Они считали себя защитниками народа, и народ откликнулся на их требования: судьи получили более 700 тысяч писем с просьбами о помиловании или же о смягчении наказания. Военный министр Араки сообщил о получении бандероли с девятью отрубленными пальцами и заявлением, что их обладатели готовы отдать свои жизни взамен на помилование заговорщиков. Они получили тюремные сроки, но казнен никто не был. Власти отреагировали на путч приказом об укреплении дисциплины на флоте и программой помощи деревне. Ведущие концерны выделили «отступного» — деньги на борьбу с безработицей и иные общественные нужды. Демонстрационный путч был обречен на неудачу. Однако теперь общественное мнение склонилось в пользу военных. Фактическое присоединение Маньчжурии к Японии добавило им популярности. Вместо председателя партии Сэйюкай Инукаи премьерское кресло занял адмирал Сайто Макото, бывший генерал-губернатор Кореи.

Следующий путч был организован уже сухопутными офицерами. Экономический кризис был преодолен, но это не охладило горячие головы.

В августе 1935 года с поста инспектора военного образования был смещен радикально настроенный генерал Мадзаки Дзиндзабуро. На его место назначили генерала Ватанабэ Дзютаро. Недовольный этим, друг Мадзаки подполковник Аидзава Сабуро помолился в святилище Мэйдзи и отправился к другому влиятельному генералу — Нагате Тэцудзан, чтобы высказать свое неудовольствие. Тот осадил его и направил служить на Тайвань. Накануне своего предполагаемого убытия Аидзава снова пришел к генералу, выхватил из ножен саблю и зарубил его. Скрыться он не пытался. В январе следующего года Аидзава предстал перед трибуналом. Он не раскаивался и сожалел лишь о том, что не смог покончить с Нагатой одним ударом и проявил непозволительное волнение, забыв забрать из кабинета свою фуражку. Он заявил также, что коррумпированные финансисты и бюрократы ведут страну к пропасти, азартные игры и расплодившиеся кафе разлагают людей, что противоречит устремлениям императора. Многие военные считали Аидзаву героем и патриотом, ему писали тысячи ободряющих писем.

В связи с делом Аидзавы среди молодых офицеров наблюдалось брожение, и Первую дивизию, в которой были особенно сильны позиции радикалов, было решено отправить в Маньчжурию. Однако ранним снежным утром 26 февраля 1936 года несколько групп военных отправились в дома государственных деятелей, чтобы убить их. Среди бунтовщиков не было никого старше капитана. Среди их жертв оказались: бывший премьер и нынешний министр внутренних дел адмирал Сайто Макото (77 лет), инспектор военного образования Ватанабэ Дзютаро (71 год), министр финансов Такахаси Корэкиё (83 года), который считался ключевой фигурой в деле преодоления великой депрессии. Он сумел преодолеть финансовый кризис, но обуздать военных, которых он обвинял в том, что они ведут страну к краху, он не смог. Премьер и адмирал Окада Кэйсукэ (68 лет) спасся только благодаря «счастливому» случаю — вместо него по ошибке убили его двоюродного брата. Сам же он спрятался в огромном металлическом сейфе, который должен был служить убежищем в случае землетрясения. Старший дворецкий императора — адмирал Судзуки Кантаро (69) — был тяжело ранен. Бывший министр внутренних дел Макино Нобуаки (75) был также ранен. Всего же уничтожению подлежали более 20 человек, включая глав крупнейших компаний. И это несмотря на то, что к этому времени большой бизнес исправно и «добровольно» вносил значительные суммы на благотворительность и социальные проекты. Однако ненависть младоофицеров по отношению к бизнесу и финансистам имела принципиальный характер. Откупиться от них не представлялось возможным.

Когда убивали брата Окады, он прокричал: «Да здравствует великая Япония! Да здравствует император!» Парадокс состоял в том, что нападавшие тоже действовали во имя императора. Хирохито был один на всех, но в каждой душе жил свой император.

Пока совершались убийства, 1400 офицеров и солдат заняли центр Токио. Мятежники раздавали прохожим листовки. В них говорилось, что спасти Японию может только убийство неправедных деятелей, которые подписали в 1930 году в Лондоне договор о квотировании военно-морского флота (ко времени мятежа Япония уже вышла из этого договора), а в прошлом году уволили Мадзаки. Они потребовали встречи с армейским министром и зачитали ему свою петицию. В ней говорилось о верности восставших духу японской государственности и о том, что в настоящее время страна готова к продвижению за пределы Японии. Однако этому мешают министры, военная и финансовая клики, чиновники и политические партии, а потому молодые офицеры, не в силах сдержать свой гнев, прибегли к убийствам, чтобы достичь «обновления» и избавить императора от неправедных советчиков. Восставшие говорили и о том, что в любой момент Россия, Китай, Англия и Америка могут уничтожить завещанную предками «божественную Японию». А этот вызов требует от страны решительных действий, от которых воздерживается элита.

Однако император был настолько раздосадован убийствами, что даже заявил о готовности принять командование гвардией на себя. Противопоставить этому путчистам было нечего. Молодые офицеры неплохо разработали план убийств. Они надеялись, что после устранения неугодных деятелей император возьмет власть в свои руки и скажет, что делать дальше. Но император оказался не на их стороне.

Перед взорами восставших колыхались воздушные шары. Обычно они использовались для коммерческой рекламы, но теперь на них были начертаны призывы сложить оружие. В Токийский залив вошли 40 военных кораблей императорского флота, о сокращении которого так горевали мятежники. Десять батальонов окружили путчистов. На их головы посыпались разбрасываемые с самолета листовки с текстом повеления императора сложить оружие. Мятежники сдались без единого выстрела. Единственными жертвами путча оказались убитые в его начале государственные деятели.

Мятеж закончился так же, как и начался — смертями. Проходивший за закрытыми дверями суд приговорил к смертной казни 17 человек. Разжалованным офицерам завязывали глаза, сажали на циновку, давали выпить предсмертную чашку воды. Один из них прокричал: «Да здравствует император! Душа вечна! Я умираю, но дело обновления не умрет!» В начале суда над Аидзавой казалось, что ему будет вынесен сравнительно легкий приговор. Однако путч младоофицеров переполнил чашу терпения, и Аидзава был тоже казнен — за девять дней до них.

Мятеж вроде бы провалился, но с этого времени милитаристы еще больше усиливают свои позиции. И в этом смысле его следует признать успешным. В 1937 году Япония начала полноформатную и необъявленную войну в Китае. Затем произошли столкновения с советскими войсками. Сначала на озере Хасан (советско-маньчжурская граница, июль-август 1938 года), а затем на реке Халхин-Гол (монгольско-маньчжурская граница, май-сентябрь 1939 года). В результате ожесточенных боев японские соединения были разбиты и понесли значительные потери. Тем не менее военная лихорадка была настолько сильна, что 8 декабря 1941 года Япония объявила войну США и Великобритании. Официальной целью этой войны являлось освобождение Восточной Азии от колониального господства Запада. Поэтому она получила название «Великой восточноазиатской».

Все эти события неплохо изучены историками. После ознакомления с их трудами трудно отделаться от впечатления, что это была цепь авантюр, не имевших шансов на успех. Историк знает, что случилось потом — в этом и состоит его преимущество и «мудрость». Кага Отохико описывает людей, которые живут в своем турбулентном времени и не знают, что их ждет. Они являются соучастниками истории, ее соглядатаями и пленниками.

Для романа-эпопеи в японском языке существует точное слово — «роман-река». Роман Каги и вправду похож на огромную равнинную реку, которая тысячи километров неспешно влечет свои воды к устью. Проплывая по такой реке, видишь разные пейзажи и города, ощущаешь огромность мира и свою малость. Одновременно хочешь узнать, чем дышат люди, живущие на берегах.

Подбирая определения к роману Каги Отохико, легко попасть впросак. Это и ностальгический гимн детству — светлый роман о мальчике Юте, его играх, шалостях, первой любви. Это роман исторический, потому что в нем с дотошностью профессионального историка запечатлены узловые точки японской истории. Это роман детективный — в нем случаются загадочные смерти. Это роман антивоенный. В нем нет описаний сражений, но трагедия сгоревшего дотла Токио описана так, что вызывает леденящий ужас. Это роман любовный, потому что действиями персонажей управляет любовная страсть. Страсть тайная, запретная и греховная, она томится в сердце, как в барокамере. Прорываясь, приносит героям немыслимое счастье и немыслимое горе. Это роман и семейный, ибо его основные персонажи являются родственниками. Такой роман уже нельзя написать на современном материале — прежней многодетной и многоветвистой семьи больше не существует. Нет и того Токио, где герои романа живут, надеются, любят, умирают. Этот город был дважды безжалостно сожжен в ХХ веке. В первый раз — огнем, вызванным ужасным землетрясением 1923 года, второй раз — пожарами, возникшими от американских бомбардировок в 1945 году. Кага Отохико рассказывает нам про обитателей этого города и про сам город так, что щемит сердце. Этих людей и этого города больше нет, но читатель ясно видит их, ибо автор честно и талантливо делает работу реаниматора. В общем, роман Каги — это «Война и мир» на японский лад. Такое определение тоже будет верным — тем более что автор является большим почитателем Льва Толстого.

Объем романа таков, что писатель рискует наскучить читателю. Однако Каге Отохико удается достичь совсем другого эффекта: чем дальше, тем интереснее, что случится с героями. Он блестяще владеет искусством смены повествовательного ритма, его герои оказываются способны на неожиданные поступки. Каждый из них смотрит на жизнь своим взглядом и оттого одна и та же история, рассказанная разными персонажами, приобретает такую затейливую конфигурацию, которую не под силу увидеть одному человеку. Это оказывается под силу только самому автору. Его можно назвать творцом, а можно и рассказчиком — сказителем эпоса, который вбирает в себя слова и опыт сотен людей, которые уже не могут сами рассказать про себя.

Чтение «Вечного города» занимает не так мало времени. Времени, которого не жаль. Это обволакивающее душу наслаждение — плен, из которого не хочется вырваться. Нынешнее общество стало нередко позиционировать книгу как «развлечение», entertainment. Недаром книги теперь все чаще продают в магазинах, где есть не только книги, но и фильмы, и музыка. Читая роман, я думал, что с точки зрения потребительского прибытка книга намного «выгоднее». Фильм ты смотришь полтора-два часа, а книгу читаешь намного дольше. За одну и ту же цену ты получаешь от книги более длительное удовольствие. Но роман Каги — не развлечение. Развлечение заставляет забыть о жизни, а Кага Отохико заставляет вспомнить о ней.

Александр Мещеряков

Перевод с японского Беляе­ва А. П., Костыркина А. В., Мещерякова А. Н., Родина С. А., Сахаровой Е. Б., Тарасовой Е. С., Торопыгиной М. В.

Под редакцией А.В. Мещерякова

Редактор Елена Хаецкая.

Для читателей старше 16 лет.

Обзор от 2talkgirls:

Обзор от Bookовски

Детали

Вес 2678 г
Габариты 20,5 × 13,5 × 9,5 см
Издательство

Издательский Дом «Гиперион»

Год издания

2020

ISBN

978-5-89332-347-4

ISBN I, II, III тома

I том – 978-5-89332-348-1
II том – 978-5-89332-349-8
III том – 978-5-89332-350-4

Количество страниц

2048

Тип переплета

Твердый переплет

Возрастное ограничение

16

Количество томов

3

Количество страниц в I томе

752

Количество страниц в II томе

688

Количество страниц в III томе

608

Тираж

1000

8 отзывов на Кага Отохико «Столица в...

  1. afanasyeva.ira

    Уникальное издание! Большое спасибо за ваш труд!

  2. Monogatary

    Спасибо за вашу оценку!

  3. Полина Морозова

    Больше спасибо за книги!!!

  4. julya2310

    Надежно упаковали и отправили в день заказа! Большое спасибо

  5. Марина Боровикова

    Благодарю издательство за это замечательное произведение. Аккуратно упаковано, всё дошло в целости и сохранности. Приятный бонус – открытка с фото автора. Спасибо)

  6. Monogatary

    Спасибо!

  7. lismar

    Покупала книги по предзаказу, сроки соблюдены, упаковка отличная, книги красивые, печать качественная!) Спасибо Гипериону! Ещё не читала, готовлюсь к большому пути со Столицей в огне.

  8. Monogatary

    Спасибо большое за ваш отзыв!

  9. angaturama

    Здравствуйте. Спасибо за уникальную возможность приобрести желанную библиографическую редкость «Столица в огне». Очень красивые, крепкие книги изумительного качества! Упаковка исключительно надежна, книги доехали без изъянов, несмотря на пробитую в процессе транспортировки толстую внешнюю коробку. Пока наполовину прочитан первый том. В чтение погружаешься легко, повествование динамично, герои живые, описательные моменты кратки, но выразительны. Чрезвычайно довольна покупкой!
    P.S. Отдельная благодарность оператору Оксане за доброжелательность, терпение и мгновенную обратную связь.

  10. Monogatary

    Спасибо большое за ваш отзыв!

  11. Наталия Михайлюченко

    Большое спасибо за замечательные книги. Все дошли в отличном состоянии, хорошая печать, оформление. Благодарю.

  12. ИД “Гиперион”

    Спасибо за ваш отзыв.

  13. vitmurz1n

    Получил «Столицу в огне», доставкой остался доволен, всё пришло в целости (книги хорошо упакованы)! Спасибо за ваш труд как издателей и отдельная благодарность команде переводчиков!

  14. ИД “Гиперион”

    Спасибо большое за ваш отзыв!

Добавить отзыв