Важная информация
Новости Отзывы О нас Контакты Как сделать заказ Доставка Оплата Где купить +7 (953) 167-00-28

Александр Мещеряков

 «Записки предпоследнего возраста»

Жизнь в шоколаде мне не нравится — слишком липко, чересчур сладко. Солёное мне больше по вкусу. Результат понятен: мои книжки закатывают в целлофан, а на обложке пишут 18+. Это означает, что я писатель не детский. Потому что некоторые мои герои временами грешат матерком. Сколько ни пытаюсь удержать их от скабрезностей, стоит мне чуть зазеваться, как они обязательно и выразятся. Но я не огорчаюсь: жизнь в целлофане — не так уж и плохо. Целлофан означает, что я нахожусь в меньшинстве — большинство книг ни во что не закатывают, поскольку авторы и издательства стараются не оскорбить нежные чувства нежных людей. Однако меня нахождение в меньшинстве только радует. Масса своей тяжестью вытаптывает всё на своём пути. Кто там шагает правой? Кто там шагает левой? Кто там не шагает вообще? В эпоху тотальных рейтингов оставаться в меньшинстве — великая привилегия. Когда все думают про сегодня, жить вчерашним днём — тоже привилегия. Я никогда не был в стае и не участвовал в гонке улиток с полной выкладкой. Мои друзья — из той же породы. Кошек я люблю за непокладистость.

Что до этой книги, то здесь и 18+ не обойтись. Бери выше! Здесь не только полным-полно неполиткорректного и колкого. Здесь добрый читатель столкнётся лоб в лоб с реалиями и рассуждениями, которые внятны только людям, уже пожившим на этом свете. Поэтому её целевая аудитория — 60+. После шестидесяти человек не боится быть самим собой. В этом и состоит его счастье. С годами тянет сказать всю свою правду, потому что времени на неё становится всё меньше. Время выветривает породу. В старости каждый камень становится похож на себя. И тогда камень превращается в слова. И на этой переправе слов уже не меняют.

Человек после шестидесяти не боится противоречить сам себе, ибо знает: нет одной правды, нет одной истины, а отложения времени в шейном отделе прибавляют ноябрьским облакам свинца — стынет взгляд, стынут и кости. Но в памяти всё равно остаётся место и для надежды на равноденствие — той надежды, которая скрашивает окрестности будущей зеленью и заставляет улыбнуться Творцу. Я напоминаю себе рыбака, который уставился в свою лунку, в свою точку — чтобы в ней поселиться и вспомнить, как бывает жизнь хороша.

Человек после шестидесяти знает и то, что от печального до смешного — один шаг, а от смешного до печального — ровно столько же. Телесный низ и духовный верх всегда готовы заключить друг друга в объятия. Приземлять небо и возносить пыль... Что может быть человечнее?

После шестидесяти человек поневоле мудреет, если, конечно, он не круглый оптимист, который мечтает сохранить вечную молодость. Так что я не буду возражать, если и люди помладше обзаведутся этой книгой, положат её под подушку и станут дожидаться той счастливой минуты, когда им стукнет шестьдесят.

* * *

В средневековой Японии не существовало культа молодости, его заменял культ старости. Никто не говорил, что быть молодым лучше, чем старым. Молодой ищет себя, он всегда на побегушках. А старик уже всем всё доказал, все его уважают, дети и внуки заботятся о нём. Чего ещё пожелать? В той Японии человек добровольно уходил от дел, когда ему исполнялось лет пятьдесят, и занимался тем, к чему лежит душа. Люди поинтеллигентнее читали, писали, рисовали, музицировали, беседовали с друзьями. В общем, наслаждались жизнью.

Кайбара Экикэн написал книжечку «Поучение в радости», когда ему был 81 год, когда его кожа давно покрылась старческой рябью. Это случилось в восемнадцатом веке. В этой книге он учил находить усладу на закате жизни. Твори доброе, читай хорошие книги, любуйся природой, изредка выпивай... Все эти радости не требуют богатства и доступны в любом возрасте. Если, конечно, в молодости ты следил за своим телом и не предавался излишествам.

Проза Кайбары напитана поэзией. «Вино — это чудный дар Неба. Если немного выпить, сердце твоё раскроется, печали уйдут, дух воспарит, придёт бодрость, кровь побежит веселее. Ты сможешь разделить веселье с людьми, и будет тебе в том большая подмога в радости». Или вот о чтении: «Если посчастливилось собрать много книг на полке, то как можно назвать тебя бедняком? Ведь у тебя настоящее богатство, которое не променяешь на корзину со златом. Разговаривать с добрым другом о Пути, вместе с ним радоваться луне и цветам, пребывать в прославленных местах и чудных пределах, наслаждаться там непревзойдёнными видами — вот это и называется чистым счастьем. Если удалось тебе заполучить его — знай огромность этого счастья, которому не бывать у спесивого богача».

Кайбара Экикэн был счастливым человеком. В конце жизни он подписывал свои книги и письма так: «Радостный старик». Он прожил долгую жизнь, но не стремился прожить дольше, чем ему было положено.

* * *

«И день, когда я умру, будет тоже прекрасен». Это уже не Кайбара, это я так сказал. А прекрасен этот день будет хотя бы потому, что ещё не прожит. Жизнь хороша всегда, даже когда ты уже ни при чём.

 

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.