Важная информация
Новости Отзывы О нас Контакты Как сделать заказ Доставка Оплата Где купить +7 (953) 167-00-28

Интервью Кан Бен Юна, автора «Я – Виктор Цой»

Роман Кан Бен Юна «Я – Виктор Цой» написан от лица мальчика-аутиста.

В книге много параллелей и «двойников» (очень петербургская тема), имя героя по-русски может быть передано как «Виктор Цой», а мечта русской фанатки Виктора Цоя поехать в Корею и мечта корейского мальчика соприкоснуться с наследием Виктора Цоя – как бы перекрещиваются и обе исполняются… Несмотря на тяжелые эпизоды и непростую жизнь, которой живут персонажи, книга на удивление светлая, в ней красной нитью проходит тема творчества-целителя, творчества, объединяющего людей, освобождающего, дарующего бессмертие. 

Мы связались с автором романа, который любезно поговорил с нами о своем литературном творчестве и своем произведении. Он отвечал нам по-русски, скромно попросив в письме поправить свой «несовершенный русский язык», который на самом деле обладает удивительной и живой выразительностью, так что мы приводим его ответы почти без всяких изменений. 

Интервью брал Тарас Витковский (Т.В.).

Т. В.: Расскажите, пожалуйста, почему Вы решили обратиться к своем творчестве к русской теме. 

– Я учился на кафедре литературного творчества в Корее. Эта кафедра для студентов, которые хотят стать писателями. В основном я изучал современную корейскую литературу, слушая курс известных современных писателей. Я думаю, что моя кафедра очень похожа на Литературный институт имени А. М. Горького, которую закончил Анатолий Андреевич Ким.
После завершения курса аспирантуры в Корее я хотел учиться за границей, потому что большинство корейских писателей учатся только в Корее. Но мне хотелось увидеть мир шире, взглянуть на него более широким взглядом. Я люблю творчества Гоголя, Набокова и Булгакова. Моя диссертация называлась «Роман Е. Замятина «Мы» в свете теории архетипов К. Г. Юнга. Мой научный руководитель Елена Александровна Кузьминова, прекрасный профессор русского языка, действительно любила меня как своего сына, и такой она была не только для меня. Я всегда благодарю ее. До сих пор Гоголь мой лучший писатель. У него совершенно другое воображение. Если бы я мог стать таким же писателем, как Гоголь, я с удовольствием продал бы свою душу.

Т. В.: Какова роль литературы в жизни людей, по Вашему мнению? 

– Конечно, я люблю всех своих персонажей, потому что они мои дети. «Каждый ребенок дорог родителям.» Почему нам нужно читать романы, это, на мой взгляд, - чтобы понять разные точки зрения. Я уверен, что такие точки зрения таких персонажей помогают нам получить различные точки зрения. По моему мнению, в моем романе разные голоса похожи на различные углы камеры в фильме.

Т. В.: Как Вам пришла в голову мысль написать про Виктора Цоя?  

– Однажды мой корейский издатель спросил меня, могу ли я написать роман о Викторе или нет. Она думала, что я мог бы написать это хорошо, потому что я понимаю русскую культуру и жил в России. В это время, если честно, я не был фанатом «Кино». Когда я был молодым, я много слышал о нем, но не слышал его музыку. Я не могу вспомнить, когда я сначала слушал его песню, но я помню, что это «Группа крови». Это звучало очень грустно. После того, как я снова прослушал эту песню, я решил написать роман о нем. Я хотел написать о его грусти, которую я понимаю. Я думаю, что это судьба. Я думаю, что это связь между ним и мной. Разумеется, меня интересует его музыка, но для меня более интересным являются его жизнь и индивидуальность. Я пытался выразить эти вещи в моем романе.
Я думаю, что я не мог хорошо понять русское искусство. Я просто один из любителей русского искусства. Как известно, русское искусство слишком глубокое и широкое, как океан. Когда я был в Москве, мне нравилось видеть работы в Государственной Третьяковской Галерее. Для меня это было маленькое, но большое счастье.
Я маленький человек, который любит видеть океан и плавать в океане, если это возможно.
Теперь мы говорим о литературе. Мне кажется, это доказательство того, литература жива. Я встретил много студентов, по всему миру, которые все еще любят литературу, например, в Корее, России, Словении, Англии, Италии, Словакии, Австрии, Тайване, Румынии, Литве и так далее.
В наши дни нелегко найти литературу, потому что она скрыта, например, за телевизионными шоу, фильмами и компьютерными играми. Мы должны доверять силе литературы.
Литература не умрет, как Виктор Цой.
На самом деле, «Я Виктор Цой» - самая реалистичная работа среди моих. Я люблю пародию, сатиру и черный юмор. Так что один из моих рассказов был написан только с помощью мышки. Это означает, что я скопировал и вставил все предложения в мой рассказ из газетных статей. Один из моих романов состоит из 62 фальшивых газетных статей. Я сделал поддельные статьи для своего романа.
Я всегда люблю проводить литературные эксперименты.

Т. В.: Как ваши близкие относятся к тому, что вы писатель? Что сказали ваши родители, когда вы сказали им, что хотите стать писателем? Кстати, а когда вы сами про себя поняли, что вы – писатель? 

– Как вы знаете, я профессор, переводчик и писатель, официально. Я люблю эти три работы. Но если я должен выбрать один из них, я выберу автора.
Моя мама все время поддерживала меня. Но мой отец действительно ненавидел то, что я хотел стать писателем. Потому что он думал, что для корейского писателя слишком сложно заработать деньги. Итак, я подумал, что он не гордился мной как сыном. Но однажды в его комнате я узнал о том, что он изменил мнение. Он собрал статьи обо мне, и он прочитал мои книги, и он услышал и увидел мои интервью. Конечно, теперь он один из моих фанатов.
Некоторые писатели говорят, что когда ты думаешь сам, что ты писатель, ты можешь быть настоящим писателем. Но я думаю немного иначе, в моем случае, когда другие называли меня писателем, я чувствовал, что наконец стал настоящим писателем. По моему мнению, когда я вижу своих читателей, я чувствую, что я писатель. Количество читателей не важно. Самое главное - это наличие читателя.

Т. В.: Как выглядит ваш рабочий процесс? Вам удобнее работать утром или ночью? Пьете ли вы кофе во время работы, или чай? Слушаете ли музыку (если да, то какую?), или вам нужна полная тишина? 

– Я должен выпить две чашки эспрессо каждый день. Если нет, я был бы зомби. Я люблю работать ночью, когда моя семья спит. Когда они со мной, я не могу написать роман. Особенно эпизод с насилием или эротическая сцена. Потому что с ними я должен быть отцом и мужем. И обычно я пишу работу, слушая радио. Радио производит положительный «белый шум».

Т. В.: Приходилось ли вам в самом начале вашего творческого пути бороться с влиянием других авторов? Начинающие авторы часто, сами того не замечая, подражают любимым писателям. Подражали ли вы кому-нибудь, когда только начинали писать? 

– Для меня так много наставников. Например, Гоголь, Маркес, Харуки Мураками. Я хотел следовать их литературе с самого начала. В эти дни меня интересуют Чан-рэ Ли (Chang-rae Lee) и Казуо Ишигуро, Владимир Набоков. Как вы могли понять, у них есть две национальные идентичности. В последнее время я очень серьезно думаю о своей национальной принадлежности. Кто я, откуда я, куда я пойду.

Т. В.: Сочиняли ли вы когда-нибудь стихи? 

– Безусловно, я написал много стихов, а теперь я пишу стихи. Но я не профессионал. Иногда, когда я должен избегать своей прозы, я думаю и пишу свое стихотворение. Это мое хобби, мой оазис. Я уверен, что только гений делает поэзию. К сожалению, я не гений. Я просто труженик.

Т. В.: В России писатели очень любят объединяться в литературные группы. Они собираются несколько раз в год, обсуждают насущные проблемы, а потом выпивают и общаются в неформальной обстановке. А как общаются между собой писатели Южной Кореи? 

– В Южной Корее есть несколько литературных групп. Они встречаются, чтобы обсудить. Время от времени они вместе выпускают журнал вместе. Иногда они делают что-то политическое. Но я очень индивидуальный человек. Я люблю работать в одиночку. Я не хочу обсуждать с другими авторами. Но, к счастью, у меня много замечательных писателей-друзей. Я могу говорить о своей жизни, а не о своей литературе.

 

Интервью проводил Тарас Витковский.