Чхве Инхо, «Прогулка во сне по персиковому саду»

1 глава

469 г. н. э., октябрь

В 14-й год правления 21-го короля Керо династии Пэкче появляется текст, который в «Летописи трех государств» записан следующим образом:

Первого октября в год Черного петуха произошло солнечное затмение.

Когда в старину случалось солнечное затмение, в записях обычно намекали, что произошло что-то нехорошее. Как было на этот раз?

По-настоящему короля Керо звали Ёгён. Он занял престол в возрасте семнадцати лет и был одним из самых развратных королей во всей истории Кореи.

Однажды днем, когда Ёгён правил уже три года, он ненадолго вздремнул на королевской кровати и увидел во сне женщину несравненной красоты.

«Я — женщина, которая любит и ждет вас мириады лет. С позволения небес я спустилась в этот мир для того, чтобы встретиться с вами».

В своем сне Ёгён счастливо прожил с этой женщиной всю свою жизнь. Проснувшись, он не смог забыть ее образ.

Он сразу позвал к себе придворного художника и приказал ему нарисовать увиденную во сне красавицу. Потом он издал указ: разослать портрет женщины по всей стране и, если найдется похожая, тотчас привести ее во дворец.

Вереницы женщин потянулись в королевский дворец и предстали перед королем. Однако среди них не было красавицы из прошлой жизни, которую король увидел во сне. Со всеми женщинами Ёгён разделил свое ложе, даже с замужними.

Подобная безнравственность, в конце концов, сотрясла небо, и разразилось несчастье — исчезло солнце. Об этом подробно написано в «Летописи трех государств» в разделе жизнеописаний великих людей.

В 48-м томе «Летописи трех государств» появляется персонаж по имени Доми. Вот что о нем говорится:

Доми — человек из Пэкче. Несмотря на то, что по происхождению он простолюдин из глухой местности, человек он благородный, а жена его красивая и мудрая. В то время все люди Пэкче их хвалили.

Доми был простым человеком. Он жил возле столицы Хансон и занимался земледелием, а когда сезон заканчивался, он охотился и брался за любую работу, лишь бы выжить. Доми был выходцем из древней страны Махан, когда-то давно основанной на берегу реки Хан. Несколько сотен лет назад король Онджо разрушил Махан и подчинил его себе. Однако лишь немногие жители стали служить королю, большинство же по-прежнему жило в глуши на речном берегу, основав там поселок Пэкче и занимаясь земледелием и охотой. Доми в этом поселке занимал должность «ыпча». Глав больших племенных поселков называли «шинджи», а маленьких —  «ыпча». В китайских «Записях о трех царствах» в разделе о восточных племенах сказано, что именно Доми был главой того племени и назывался «ыпча».

У Доми была красавица жена.

Так говорится в корейской «Летописи трех государств»:

Она была ослепительно красива и мудра, и в то время все люди Пэкче ее хвалили.

Это была женщина, ради которой можно было развязать войну.

Звали ее Аран.

Несмотря на то, что жена Доми Аран тоже была простым человеком и занималась земледелием, она была потомком шинджи — главы самого большого племенного государства Уолчжи (иногда его называли Мокджи), которое было последней оставшейся силой Махан, до последнего сопротивлявшейся Пэкче.

В период рассвета в стране Махан насчитывалось более пятидесяти пяти небольших государств. Уолджи было разрушено последним, что произошло сравнительно недавно, во времена правления короля Гынчого.

Точное место расположения государства Уолджи до сих пор неизвестно. Предположительно, оно находилось возле городов Джиксан, Пхёнтхэк или Конджу южной провинции Чунчон или возле города Иксан северной провинции Чолла. Но жена Доми Аран точно была потомком шинджи, главы государства Уолджи.

Поэтому, несмотря на то, что в «Летописи трех государств» о Доми и его жене говорится, как об обычных людях, живущих в глухой местности, на самом деле они принадлежали к знатным представителям класса, из которого выходят главы поселений.

Однажды король Ёгён — тот самый, который увидел во сне будущую королеву, приказал художнику нарисовать ее портрет и разослал его по всей стране, чтобы найти красавицу — услышал от своего чехонса, слугу, который отвечал в государстве за женщин для короля, новость, от которой у него загорелись глаза.

Изначально термин «чехонса» использовали при короле Ёнсан династии Чосон. Он означал «найти красивую женщину или лошадь» и происходил от слова «чехончжунса». Такая должность существовала с давних пор и в Китае, где она называлась «чехонсунчалса» — чиновник, исполняющий ее, отвечал за поиск красивых женщин.

Наместник короля по чрезвычайным делам отправился в глухую местность возле столицы Хансон и по возвращении доложил королю следующее:

— Ваше величество, я наконец нашел красавицу, в точности подходящую под описание той, что на картине художника.

К тому времени король Ёгён уже отчаялся и потерял всякую надежду найти красавицу. Он лично встречал женщин, отобранных по всей стране, но так и не мог найти похожую на его идеал. В душе Ёгёна жила любовь только к одной женщине. Он был влюблен в королеву из своего сна, и поэтому никакие красавицы мира не могли тронуть его сердце. Его подданные хорошо знали: какой бы красивой и притягательной ни была женщина, в глазах короля она оставалась простым человеком.

Отобранных красавиц Ёгён тащил в свою постель и спал с ними. Все женщины были для него всего лишь развлечением на одну ночь, не более того.

Чем больше пьешь соленую морскую воду, тем сильнее мучает жажда. То же самое было и с Ёгёном. Чем больше ночей он проводил с другими женщинами, тем сильнее желал королеву из своего сна.

В «Летописи» говорится, что жена Доми Аран была единственной женщиной, покорившей сердце короля Ёгёна.

Все подданные хотели, чтобы король поскорее нашел себе спутницу, чтобы в государстве появилась стабильность, а во дворце воцарилось спокойствие.

Поэтому когда наместник короля вернулся с известием, что он наконец разыскал красавицу, нарисованную на картине художника, это стало для всех хорошей новостью.

— Ты действительно видел женщину, в точности похожую на изображение на картине? — недоверчиво спросил король Ёгён.

— Да, ваше величество, — уверенно ответил наместник. — Слухи о красоте этой женщины уже облетели всю страну.

Наместника короля звали Хяншиль. Он был выходцем из низов, но нравился королю тем, что все женщины, которых он отбирал, приходились Ёгёну по душе.

— Где живет эта женщина? — спросил король.

— Она живет на берегу реки в местности Пэкче возле столицы Хансон, — ответил наместник.

— Пэкче — это место, где живут варвары?

В то время знатные люди из государства Пэкче, завоевавшие страну в конном строю и создавшие свою династию, презрительно называли коренных жителей варварами.

— Да, ваше величество.

— Тогда это значит, что она принадлежит к племени ма?

Жители государства Пэкче презрительно называли жителей страны Махан племенем ма, считая их самым низшим сословием, и не позволяли им переступать порог крепости.

— Да, ваше величество.

Король Ёген закричал:

— Ты ничтожество! Как среди племени ма может быть красивая женщина? Они ведь такие же животные, как коровы и свиньи! Ты сказал мне это, чтобы посмеяться надо мной?

Хяншиль низко поклонился разгневанному королю и, дрожа от страха, произнес:

— Никак нет, ваше величество. По всей стране ходят слухи об этой женщине, вся столица говорит о ее красоте, даже песня имеется. Когда высокопоставленные чиновники выпивают, они поют: «На берегу реки живет красивая женщина, самая красивая женщина в мире».

И Хяншиль запел. Король Ёгён хорошо знал эту песню. Она была описана в знаменитом рассказе о госпоже Ли в летописи Хань шу6. В ней говорилось, что однажды император У-ди позвал к себе одного из своих певцов, Ли Янь-няня, и приказал ему спеть песню. Ли Янь-нянь обладал музыкальным талантом, умел хорошо петь и танцевать, и поэтому пользовался благосклонностью императора.

На Севере красавица живет,

Каких еще не видел белый свет.

Посмотрит раз — и город пропадет;

Посмотрит два — и царства больше нет.

Что ж? Пренебречь злосчастною судьбой,

Погибель городов и царств не знать?

Но ведь вовек красавицы такой

Не народится на земле опять!

Слушая эту песню, император вздохнул и произнес: «Ах, действительно ли в мире есть такая красавица?»

Тогда сестра императора, принцесса Пиньян, прошептала ему на ухо, что у певца Янь-нянь как раз есть такая красивая сестра.

Император тотчас позвал к себе сестру певца, чтобы лично удостовериться в ее красоте. Вскоре он влюбился в эту женщину, да так сильно, что был готов отдать за нее всю страну. Тогда-то и появилось выражение «красавица, сгубившая страну».

Хяншиль тоже обладал талантом хорошо петь и танцевать. Поэтому он красиво исполнил песню, а затем, хитро улыбаясь, добавил:

— Ваше величество, «посмотрит раз — и город пропадет, посмотрит два — и царства больше нет». Город пропадет, и царства больше нет… Но ведь «вовек красавицы такой не народится на земле опять!»

Хяншиль произнес эти слова дерзко и интригующе, с нескрываемым сарказмом, однако король, вместо того чтобы разозлиться, рассмеялся и снова спросил, но уже спокойно:

— Ты специально спел эту песню для того, чтобы посмеяться надо мной?

— Нет, ваше величество.

Хяншиль перестал улыбаться и с серьезным выражением лица ответил:

— На северном берегу реки живет самая красивая женщина на свете по имени Аран. Об этом знают весь город и вся страна. Только вы, ваше величество об этом не знаете.

Аран.

Жена Доми Аран.

Как пелось в песне, которую спел Хяншиль, Аран в конце концов разрушила столицу Хансон и подкосила государство Пэкче. Таким образом, именно Аран оказалась виновата в смерти короля Керо.

Как только Хяншиль произнес имя Аран, король Ёгён оживился.

— Так ее зовут Аран?

— Да, ваше величество. Ее зовут Аран.

— Но почему ты до сих пор не привел ее во дворец? — Ёгён наконец спросил о том, что так сильно его волновало.

Тогда Хяншиль наклонил голову и ответил:

— Ваше величество, есть небольшая проблема.

— Проблема? Какая проблема может быть в том, чтобы привести во дворец женщину из племени ма, живущую за пределами столицы?

Ёгён был прав. Люди из страны Махан считались самым низшим сословием и не могли работать в столице, но по необходимости их можно было использовать как рабов или дань. Этих людей можно было даже продавать и покупать. Их считали животными, как собак и свиней, поэтому король никак не мог понять, почему нельзя просто привести местную женщину, если приказывает сам король.

— Проблема заключается в том, ваше величество, что Аран замужем.

Ёгён к тому времени уже настолько погряз в разврате, что не видел в этом никаких затруднений.

— Когда собаки или свиньи находят себе пару, сношаются и рожают детей, их что, называют мужем и женой?

— Конечно, нет, ваше величество. Это невозможно.

— Люди из племени ма — это не люди. Они такие же животные, как собаки и лошади.

— Но, ваше величество… — Хяншиль придумал, что ответить, и хитрым голосом произнес: — У нее есть муж, которого зовут Доми. Он простой человек, но очень праведный, к тому же он пользуется всеобщим уважением и является главой всего племени, ваше величество.

Королю, владыке всей страны, не пристало вожделеть замужнюю женщину, поэтому Ёгён, скрепя сердце, решил уже отказаться от своей мечты. Но Хяншиль не мог упустить подходящей возможности завоевать доверие короля и поэтому сказал:

— Есть и другой способ, ваше величество.

Сладкие речи Хяншиля, с помощью которых он покорил короля Ёгёна, описаны в «Летописи» следующим образом:

«Говорят, что главное достоинство замужних женщин — это целомудрие. Однако редко какая женщина устоит, если соблазнить ее красивыми обещаниями в темном и безлюдном месте».

Чтобы уговорить короля, Хяншиль прибегнул к еще одной хитрости. Он посоветовал ему лично взглянуть на красавицу Аран, о которой ходит столько слухов, и, если она ему не понравится, просто забыть о ней. Но если она ему приглянется, он придумает план, как ее заполучить.

Первым делом Хяншиль предложил королю поехать на охоту туда, где жил ыпча Доми, и встретиться с его женой.

Король так и сделал.