Ким Сын Ок, сборник корейских рассказов «Зарисовки ночной жизни». Рассказ «Карман мужа»

Ким Сын Ок, «Зарисовки ночной жизни».

Карман мужа. 

 

Для меня было большим ударом обнаружить то, что жена проверяет мои карманы. В момент этого открытия я ощутил, что наша семейная жизнь разбита вдребезги. Подумать только, украдкой шерстить карманы, чтобы разнюхать о мужниных похождениях! Никогда бы не подумал, что она способна на такое. И что же она хотела отыскать? Что насторожило её в моём поведении? Даже если жена и заметила что-то подозрительное во мне, почему бы ей в открытую не выяснить всё начистоту, а не шарить тайком по карманам! И как я не разглядел, что она способна на такую низость… Черт побери, что же творится в голове у женщины, которая пытается контролировать мужа?! Пусть даже тот и обманывает, разве не в обязанностях нормальной жены простодушно верить мужу-лжецу, сохраняя очаровательную наивность ребёнка?!

Нет, в голове не укладывается! Шарить по карманам! Это привилегия следователей, обыскивающих предполагаемого преступника… Помнится, мне довелось побывать в шкуре подозреваемого: как-то в студенческую пору шел я по улице, куря иностранную сигарету, которой угостил меня друг; из-за специфического запаха был задержан патрулём по борьбе с распространением заграничного курева и сдан в полицейский участок, где меня и обыскали. Я никогда не смогу стереть из памяти то чувство унижения, когда на стол перед полицейским было выложено всё содержимое моих карманов, вплоть до бумажной салфетки, которой я утирал нос. Они были выпотрошены словно вскрытый сейф. Только я имел право засовывать руки в свои карманы, и никто не смел посягать на мою собственность! Поверьте, непередаваемое чувство стыда от перетряхивания моих карманов не уступает ощущениям, когда воры у вас на глазах грабят ваш сейф.

Утром, после умывания, я вышел в комнату и не увидел завтрака, который меня неизменно ожидал перед уходом на работу; вместо этого я увидел жену, весь вид которой не предвещал ничего хорошего. В ответ на мой вопрос, не приболела ли она, супруга наскочила на меня как разъярённая фурия и, бросив мне в лицо платок, спросила: «Откуда это?» Я впервые видел этот платок. А жена, увидев следы ярко-красной помады на нём, без лишних раздумий решила, что у меня завелась пассия на стороне. По словам жены, она обнаружила его в правом кармане моего пиджака! Оставалось только гадать, откуда он взялся и как оказался в моём кармане.

Эта тайна раскрылась только после обеда, в буфете цокольного этажа здания, где находится наш офис. Я зашел туда выпить чашечку кофе, а официантки — Ким и Пак —хихикая, спросили, всё ли у меня дома в порядке? Тут я и понял, что всю эту затею придумали именно они! Злополучный платок вчера в обед незаметно подсунула мне Ким.

Весь буфет был свидетелем взбучки, которую я устроил неудачно подшутившим надо мной девушкам. Несмотря на выплеснутый гнев, бурливший во мне из-за допроса жены и проделки официанток, потрясение от того, что жена всё это время проверяла мои карманы, легло на сердце тяжёлым грузом. После трёх лет совместной жизни узнать о таком! Эх, лучше бы мне и дальше быть в неведении! И чем больше я думал об этом, тем отвратительнее казалась дурацкая шутка буфетчиц, пролившая свет на привычку супруги следить за мной. Или… наоборот, это даже хорошо… если бы не они, то я бы так и не узнал о столь низменных наклонностях моей второй половины.

Ну только подумайте! Лазить по карманам мужа! Разве я не рассказывал ей обо всём, произошедшем со мной за день? Если и были вещи, о которых я не говорил, так это относилось к служебным обязанностям, о которых знать ей не обязательно. И почему она не доверяла мне?! Как бы то ни было, не дело супругов слежку друг за другом устраивать. Супружеские отношения — это взаимное доверие… несмотря ни на что. Отношения мужа и жены — это особая статья, когда вместе даже на кражу можно пойти. Поэтому я ни разу не копался в сумочке жены. И никогда не заглядывал в её записную книжку с номерами телефонов, и не читал тайком её дневника. А жена всё это время наоборот изо всех сил старалась отыскать во мне какой-то изъян. Да, конечно, она проверяла мои карманы не для того, чтобы найти что-то подозрительное, а напротив — делала это в надежде на то, что ничего подозрительного не обнаружится... Любопытно, однако, как же она собиралась поступить дальше в случае сомнительной находки? На развод бы подала? Если же своими регулярными проверками она пыталась предотвратить развод… то как же это было глупо с её стороны! Почему она не подумала о том, что муж из-за её недоверия сам захочет с ней расстаться! У меня пропал аппетит…

 

«Наконец-то я застукала их на месте преступления! Месячная слежка принесла свои плоды! Объектом внимания была незамужняя женщина по фамилии Ким. Девушка, работающая официанткой в буфете здания, где находится контора мужа. Я её там несколько раз видела. В дни, когда муж предлагал поужинать где-нибудь в ресторане, и я дожидалась окончания его работы, сидя в этом самом буфете, больше всех меня обхаживала эта самая официантка, приговаривая с придыханием: «О, уважаемая супруга нашего директора… о, госпожа..!» Мне ещё тогда показалось, что с таким лукавым взглядом и кокетливым поведением ей на роду написано работать в подобных заведениях. Уже по тому, с какой излишней учтивостью она обращалась ко мне: «Госпожа…», хотя и была моложе на каких-то три-четыре года, я поняла, что она ещё та лиса; тем не менее, я и представить себе не могла, что у неё могут быть особые отношения с моим мужем!

Подловила я их в номере так называемого «бунгало» в районе Уидона1, известного обилием скрытных уголков для встреч молодых парочек. Муж и эта самая мисс Ким сидели, как ни в чем не бывало, перед обильно накрытым столом, попивая пиво и мирно воркуя подобно двум голубкам.

Такую идиллическую картину я обнаружила благодаря своему родственнику, бывшему полицейскому, которому вручила миллион вон, полученных в кассе взаимопомощи однокашников, с просьбой отыскать владелицу платка, найденного в кармане супруга. И вот через месяц поисков родственник позвонил и велел приехать в Уидон, куда я и примчалась на такси. Естественно, муж всячески отговаривался тем, что как раз сегодня у мисс Ким выходной, и они впервые вот так встретились и решили прогуляться, и что до этого между ними ничего такого не было….

Даже если принять его оправдания всерьёз, разве можно назвать нормальной ситуацию, когда, оставив молодую жену дома, муж решает прогуляться с официанткой в Уидон, где в своё удовольствие распивает с ней пиво?!

В тот день, когда я пристала к нему с допросом о происхождении платка со следами ярко-красной помады, муж, подпрыгивая от возмущения, сказал, что не знает, откуда он взялся, а вернувшись с работы вечером, придумал новую отговорку, мол, это буфетчицы решили подшутить над ним, чтобы спровоцировать семейную ссору. Скажите на милость, где в мире найдётся такая жена, которую убедят такие нелепые оправдания?!

Откуда у снующих между посетителями буфетчиц вдруг нашлась свободная минутка для таких розыгрышей; и что это, черт возьми, за мужчина, который не заметил, как ему в карман платок подсунули?! Явно, при встрече с какой-то девицей воспользовался её платком, а потом забыл его вернуть, притащив домой! Однако муж настаивал на своей абсурдной версии. Скорее всего, буфетчица и научила его, чтобы дома он отговаривался тем, что это была шутка, и не более того. Как официантке отказать постоянному клиенту…». Когда она рассуждала таким образом, муж-обманщик казался ей настолько отвратительным, что хотелось расцарапать всю его лживую физиономию. «Никогда бы не подумала, что предательство может причинить такую боль! Зная, что в жизни между супругами всякое может случиться, я изо всех сил старалась действовать осмотрительно… Ладно, если подобное происходит в пожилом возрасте, когда детей уже вырастили, а у нас и трёх лет не прошло после свадьбы … И за что мне такая судьба?

Эта Ким, вот хитрюга! Когда я встретилась с ней один на один и как следует отдубасила, она во всём призналась. Мол, сегодня они встречались не впервые, это уже была четвёртая встреча, то есть каждую субботу они приезжали в это «бунгало». На вопрос, когда у них это всё началось, она ответила, что после происшествия с платком. Вернее, после домашней ссоры мой муж пришел к ней и заявил, что раз из-за неё, из-за Ким, его семейная жизнь потерпела крах, то пусть она и отвечает за свои поступки и… позвал её прогуляться. С её слов ничего у них не было, они только и делали, что обедали вместе, да болтали по пустякам. Напоследок Ким сказала: «Вообще-то, господин Юн выглядел жалким и несчастным, так как ему не с кем поделиться сокровенным», — и возмущённо добавила, чтобы я берегла своего мужа. И хотя на душе у меня немного полегчало после того, как я расцарапала её бесстыжую физиономию, вонзив в нее все десять своих ногтей, я не знала, каким образом излечить раны от мужниного предательства, как утихомирить эту разрывающую сердце боль.

Мне позвонили из больницы — примчавшись на такси, я застала мужа уже мёртвым. В стельку пьяный он шел по набережной, когда его сбил грузовик. Какого черта его понесло туда, где и тротуара-то нет, и движение пешеходов запрещено? Молодой водитель грузовой машины, пребывает в полном ступоре, его уводит полицейский.

После того, как тело доставили в морг, мне отдали окровавленный костюм мужа. В правом кармане пиджака я нашла записку, адресованную мне, со следующими словами: «Больше никогда не шарься по карманам мужа!»