Досужие беседы на постоялом дворе. Корейские рассказы XIX века

Из собраний рассказов неизвестных авторов XIX века.

НЕПОЧТИТЕЛЬНАЯ НЕВЕСТКА

Проживал в Чончжу в родовом имении один человек благородного звания. Троих сыновей своих он поженил, причем две невестки ему достались хорошие, третья же
оказалась злой, совсем не почитала свекра и свекровь, перечила им на каждом шагу. Старики видеть ее не могли и, очень огорченные, отделили сына с этой невесткой. А невестка так на них разобиделась, что ни разу даже навестить не пришла.
Однажды этот человек пощупал себе пульс и вдруг притворился, что умер. Все в доме тут же распустили волосы, принялись горько оплакивать покойного, призывать его душу. Получила известие о кончине свекра и та невестка.
Она сразу явилась в его дом, распустила волосы, громко крича и плача, грохнулась на пол и сделала вид, что потеряла сознание. Потом, как бы придя в себя, принялась причитать:

— Дорогой батюшка! Как я теперь жить-то без вас буду? Почему вы так неожиданно меня покинули? Ведь только позавчера вы у меня были и еще изволили сказать: «Пришел вот в эту деревню и решил с тобой повидаться!» А я так обрадовалась, тотчас зажарила для вас фазанью ножку, сварила белейшего, как нефрит, рису, наполнила с верхом большую чашку и подала вам. А вы отделили только одну ложечку риса для духов и все изволили скушать без остатка.

«Побывал повсюду, — сказали вы, — и проголодался. Пришел на тебя взглянуть, а ты меня так хорошо накормила. Теперь и ужинать не захочу!» Потом вы пошли по своим делам, а я была так рада вашему приходу, что вышла из дома и смотрела как вы поднимаетесь в гору. Потом я приготовила паровые хлебцы из риса, и, когда вы вернулись, опять хорошо покушали. «Поистине, умеешь ты угодить свекру! — изволили сказать вы и погладили по голове моего старшего сына. — Зубов-то у меня нет, стар я и немощен. Когда проголодаюсь, не могу долго терпеть. А вот мать твоя так радушно приняла меня и вовремя накормила. Земли-то, которую я выделил вам, конечно, мало. Ну что ж, еще особо дарю тебе плодородное суходольное и орошаемое поля, а для младшего сына — заливное поле!» Так вы изволили распорядиться и ушли. Почему вы этого не сделали раньше? Видно, у вас давно на душе лежало отдать нам поля, вот вы и сказали об этом!

Невестка еще и еще раз упоминала о полях, якобы отданных ей свекром. А свекор как вскочит на ноги да как закричит:
— Когда это я приходил к тебе домой, ел рис да хлебцы? Когда это я обещал отдать тебе поля?!

— На лживую смерть — и речи лживые! — расхохоталась невестка, прибирая распущенные волосы. И пошла к себе домой.

Из собрания рассказов Пак Чонсика

ОЛЕНЬ ПОНИМАЕТ КИТАЙСКУЮ РЕЧЬ

В стародавние времена некий охотник с десятком загонщиков рыскал повсюду в поисках зверей — на востоке и западе, на юге и севере, не пропускали ни высоких гор, ни глубоких ущелий, обходили широкие поля и забирались в узкие лощины.

Ночью спали в шалашах, сплетенных из трав, а днем обходили все расщелины меж скал и лесные заросли. Они мечтали разбогатеть, раздобыв панты и медвежью желчь, но, по правде говоря, и себя-то не могли прокормить, хоть и мучились изрядно. Ни одного зверя им так и не удалось подстрелить. Старались ведь не жалея сил, но что поделать, если ни один зверь даже на глаза им не попался! Вот какая досада! Как тут быть людям, которые собрались на добычу зверей, а сами даже толком не знают, как их отыскать?!

Был среди загонщиков один немного умевший говорить по-китайски. Он, повязав голову платком, в соломенных лаптях и с большой палкой в руках бродил в зарослях и среди скал, выискивая зверей. Забравшись в какое-то место, вдруг видит: под высокой скалой лежит большой олень. Он остановился и присмотрелся — олень вроде крепко спит. Оглядевшись по сторонам, заметил, что оказался здесь совсем один, загонщики куда-то подевались, и самого охотника не видно. В досаде он старательно осмотрел почти на пятьдесят шагов все вокруг, но охотника нигде не было. Тогда он подумал: «Если крикну всем, что здесь спит олень, назову его имя, а он тогда услышит и убежит. Надо бы как-нибудь так сообщить охотнику, чтобы олень не узнал своего имени». И он во весь голос заорал по-китайски:

— Под скалой олень спит! Стреляйте!

Тут олень в испуге проснулся и умчался, словно улетел.

У загонщика даже дух перехватило, вытаращив глаза, смотрел он, как убегает олень.

— Выходит, это зверь грамоту учил, образован, потому и понял меня, сбежал! —изумленно вскричал он.

Как не посмеяться над этой историей? Поистине, беда с такими грамотеями! Не сообразил, что олень испугался его крика, а решил, что тот грамоту учил, образован, вот и сбежал, оттого что понял его. И что только в голове у этих глупцов?! Вот уж простота!

 

Купить книгу «Досужие беседы на постоялом дворе» – здесь!